«Обеспечение энергетических объектов высококачественной трубопроводной арматурой: трудности и пути их решения»

5-ый Всероссийский энергетический форум “ТЭК Рф в XXI веке”

Круглый Стол «Российское энергетическое машиностроение: на пороге огромных перемен»

Тер-Матеосянц Иван Тигранович, исполнительный директор Научно-Промышленной Ассоциации Арматуростроителей

Я благодарю, сначала, организаторов этого круглого стола за предоставленную возможность выступить перед вами. В прошедшем году, по-моему, в этом же зале, но, во всяком случае, в этом же здании я уже выступал на «круглом столе» по энергетическому машиностроению и говорил о тех дилеммах, которые есть на сегодня в области арматуростроения.

Сейчас мой доклад будет перекликаться с прошлогодним, но я дополнительно, естественно, приведу ряд данных, ряд фактов, которые подтвердят как корректность моего предшествующего выступления, так и существование тех заморочек, о которых я желаю сейчас вам поведать.

Итак, нынешние темы секций – это конкурентоспособность, инновационное развитие и инвестиции. При этом я бы со собственной колокольни, со собственной точки зрения, выстроил бы последовательность этих 3-х причин конкретно в таковой: сначала, конкурентоспособность, 2-ое – инновационное развитие и третье – инвестиции. Так как причинно-следственная связь конкретно такая: 1-ое находится в зависимости от второго, 2-ое находится в зависимости от третьего, и на сегодня сложившаяся практика, сначала в электроэнергетике, в общем-то, эти причинно-следственные связи значительно нарушает.

Инновации – вещь накладная, это вы все отлично понимаете. Требуются издержки на проведение НИР и ОКР, требуются издержки на опытную эксплуатацию, на проведение испытаний и на пуск новейшей продукции, инноваторской продукции, в серию. Соответственно, все эти издержки наращивают себестоимость готовой продукции и, соответственно, его стоимость. Это было бы не жутко, если б эти инновации могли быть нужны отраслями, потребителями – я говорю сейчас о трубопроводной арматуре, так как работаю в этой области. На сегодня опыт дает подсказку, что такового рода инновации, такового рода усовершенствования и развитие новейшей техники не нужно потребителями.

Нынешняя система закупок трубопроводной арматуры – я уверен, что не только лишь трубопроводной арматуры, – сложившаяся в РАО «ЕЭС», нацелена, сначала, на выбор поставщика по единственному аспекту – малой стоимости. И часто никакие суждения здравого смысла не оказывают влияние на принятие решений. Победу в итоге… в тендерных отборах часто одерживают предприятия, которые являются нерадивыми участниками рынка за счет нерадивой конкуренции, за счет поставок фальсифицированной арматуры, приводов и иной техники.

Биться с этой неувязкой… наша ассоциация занимается этой неувязкой уже издавна, пару лет, и мы на данный момент отыскали довольно действенные меры по пресечению этой трудности, этой неудачи. Но нужно отметить, что предложение будет существовать до того времени, пока существует спрос. И с этим ничего не сделать. Другими словами идти нужно от заказчика, от потребителя.

Я приведу несколько примеров, подтверждающих то, что я на данный момент произнес. Ситуация из жизни. Годом ранее ОГК-1 организовала проведение тендерного отбора на право поставки трубопроводной арматуры для нужд Верхнетагильской ГРЭС. Поставка энергетической арматуры сверхвысоких характеристик производства Чеховский завод «Энергомаш». Участвуют: Чеховский завод «Энергомаш», его официальный представитель и три-четыре компании с прекрасными наименованиями «Энергоарм» и прочее. Выигрывает компания «Энергоарм», представившая коммерческое предложение на 20% ниже по цены, чем конкретно завод-производитель.

Завод направляет письмо председателю тендерной комиссии, что компания «Энергоарм» в договорных отношениях с заводом не состоит, в ее адресок продукция завода никогда не отгружалась и то, что он предлагает по стоимости на 20% ниже заводской, является продукцией неведомого происхождения, и ответственность за нее завод нести отрешается. На что ему приходит совсем превосходный ответ: «Уважаемый Иван Иванович, благодарим вас за то, что вы приняли роль в нашем тендере. Возлагаем надежды, в последующий раз вам повезет больше».

И вот директор завода всю эту переписку приносит мне на стол и гласит: «Ну, что делать?» Я обращаюсь к почетаемому Борису Феликсовичу – жалко, что и в том году он меня не дождался, и в это

м году мне не подфартило. Но я вижу присутствие тут энергетиков и надеюсь, что хоть они меня услышат и усвоют. Я обращаюсь к государю Вайнзихеру с письмом, где привожу все аргументы со собственной точки зрения и прилагаю всю переписку. Письмо ходило, наверняка, месяца три по РАО, после этого приходит ответ из такого же ОГК-1, уже на мое имя, о том, что «не волнуйтесь, у нас все под контролем, все делается в согласовании с корпоративными эталонами РАО «ЕЭС».

Не добившись осознания от профессионалов РАО, я направил всю эту переписку в Ростехнадзор. Те отреагировали одномоментно, назначили внеплановую проверку Верхнетагильской ГРЭС. Пригласили меня в состав комиссии, мы завлекли экспертную компанию, провели эту внеплановую проверку и узнали, что арматура, поставленная с паспортами Чеховского завода «Энергомаш», датированными 2005-2006 годами, была выпущена Чеховским же заводом «Энергомаш», но в 1990-94 году, другими словами 12-летней выдержки продукция, как неплохой коньяк. Был составлен соответственный акт, приложено экспертное заключение и т.д., и практически перед Новым годом мне из Уральского федерального окрестность из Ростехнадзора пришло сообщение о том, что дело передано в прокуратуру.

Единичный случай? Нет. Не так издавна по НТВ прошел сюжет о том, что на Северо-западную ТЭЦ, которую сейчас уже не один раз упоминали, была поставлена партия электроприводов, которые оказались фальсифицированными.

Последующий пример. Волжская ТГК закупает продукцию завода «Пензтяжпромарматура». Участвует «Пензтяжпромарматура» и еще ряд компаний. Выигрывает ряд компаний, выскажемся так. Правда, здесь, должен обмолвиться, здравый смысл возобладал, после воззвания завода в тендерную комиссию результаты тендера были пересмотрены, и было принято решение получать продукцию все-же на заводе.

Последнее. Практически перед отъездом сюда получил факс из Томска. Такая же ситуация в «Томскэнерго», ТГК-11 закупает арматуру для нужд «Томскэнерго» и берет продукцию на 30% дешевле, чем ее цена на заводе-изготовителе – на заводах-изготовителях, там целый список у меня в ранце лежит, я даже не успел обработать.

О чем это гласит? Это гласит о том, что эта неувязка не случайна, она системная. Кстати сказать, когда я… вот результаты обследования Верхнетагильской ГРЭС, все материалы, включая акт и экспертное заключение, выслал, снова же, в РАО, мне пришел ответ: «Уважаемый Иван Тигранович, спасибо за то, что Вы нас проинформировали, но доводим до Вашего сведения, что все процедуры закупки были выполнены в серьезном согласовании с корпоративными эталонами РАО «ЕЭС России».

Господа почетаемые, да я же не оспариваю, что были нарушены какие-то эталоны РАО «ЕЭС», я говорю о другом, что если в полном согласовании со эталонами РАО «ЕЭС» покупается крашеный металлолом заместо настоящей продукции, так, означает, нужно что-то поразмыслить над этими эталонами, может быть, их каким-то образом отрегулировать.

Итак, перебегаем к выводам. Пути решения непосредственно этой трудности я уже не один раз излагал и повторю снова. Я вижу, по последней мере, на данный момент, то, что лежит на поверхности, в организации подготовительного квалификационного отбора с привлечением отраслевых некоммерческих организаций, которые знают этот рынок, которые знают всех его участников, которые могут довольно оперативно оценить и выявить потенциально небезопасные предложения и далее провести их проверку, просто-напросто. Ведь бывают чудеса на свете, наверняка, можно чего-нибудть сделать за полцены, но это просто нуждается в проверке, по другому можно напороться.

Арматура – да, это не турбина, это даже не насос, это, в общем-то, довольно маленькая деталь. Но, извините меня, если откажет арматура, в особенности арматура на сверхвысокие характеристики – а это, извините меня, 524 градусов и 320 атмосфер, если не ошибаюсь… 560, меня поправляют – то не достаточно никому не покажется. И кстати говоря, в итоге встанет та же самая турбина.

Сейчас несколько слов, практически в окончание, о той программке, которую тут представил Борис Феликсович, а вчера на пленарном заседании представлял государь Удальцов Юрий Аркадьевич. Очень принципиальная программка, дай бог, чтоб она была реализована. То, что она, наверняка, не будет реализована на 100% либо, по последней мере, растянется по времени на еще больший период, чем это предусматривается на сегодня, – это уже звучало. Но дай бог, чтоб она была реализована.

Но мой вопрос, который я в письменном виде задавал Борису Феликсовичу и на который он отдал ответ, звучал не так. Я не знаю, с чем связан таковой ответ, или Борис Феликсович не сообразил вопроса, хотя я специально его написал, чтоб это не звучало устно, или он ответил таким макаром, чтоб уйти от этого ответа. А вопрос заключается в последующем. Существует вкладывательная программка, которая подразумевает какие-то серьезные вложения на строительство новых блоков. Означает, известны мощности, которые подразумевается ввести по срокам, по годам. Соответственно, можно найти количество энергоблоков, которые планируется строить и вводить в эксплуатацию.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

recuperatio.ru